ХАЯТ АС-САХАБА «ЖИЗНЬ СПОДВИЖНИКОВ». Часть 76, 77

Часть 76. Беседа Абу Суфьяна с Ираклием, правителем Византии  Часть 76. Беседа Абу Суфьяна с Ираклием, правителем Византии

خبر أبي سفيان مع هرقل ملك الروم

Беседа Абу Суфьяна с Ираклием, правителем Византии

Имам аль-Бухари[1] передает от Ибн Аббас, да будет доволен им Аллах, что тот рассказывал ему о том, что Абу Суфьян ибн Харб, да будет доволен им Аллах, сообщил ему о том, что Ираклий послал за ним, когда он сопровождал караван курайшитов. Они занимались торговыми делами в Шаме, и это было в то время, когда Посланник Аллаха, солляллаху алейхи ва саллям, заключил перемирие с Абу Суфьяном и (другими) неверными курайшитами. (Абу Суфьян вместе со своими товарищами) прибыл к императору в Илию, где Ираклий, находившийся в окружении знатных людей Рума, призвал их ко двору. Подозвав к себе их и своего переводчика, он спросил: «Кто из вас приходится самым близким родственником человеку, утверждающему, что он − Пророк?»

Абу Cуфьян сказал:

− Я ответил: «Самый близкий из них – я». Тогда он сказал: «Подведите его поближе ко мне, а его товарищей поставьте у него за спиной», – и велел своему переводчику: «Скажи им, что я буду спрашивать его о том человеке, и, если он солжёт мне, пусть они уличат его во лжи». И, клянусь Аллахом, если бы я не стыдился того, что потом они станут рассказывать о моей лжи, то обязательно сказал бы о нём неправду! Затем Ираклий задал мне о нём первый вопрос:

: «Каково его происхождение (и место) среди вас?» Я ответил: «Он благородного происхождения». Он спросил: «Заявлял ли кто-нибудь из вас нечто подобное раньше?» Я ответил: «Нет». Он спросил: «Был ли кто-нибудь из его предков правителем?» Я ответил: «Нет». Он спросил: «А кто следует за ним: знатные люди или простые?» Я ответил: «Скорее простые». Он спросил: «Число их увеличивается или уменьшается?» Я ответил: «Увеличивается». Он спросил: «А отступает ли кто-нибудь из принявших его религию из-за недовольства ею?» Я ответил: «Нет». Он спросил: «Приходилось ли вам обвинять его во лжи, до того как он заявил об этом?» Я ответил: «Нет». Он спросил:: «Не свойственно ли ему вероломство?» Я ответил: «Нет, но у нас с ним сейчас перемирие, и мы не знаем, что он будет делать», – и больше ничего не смог добавить к сказанному.

Он спросил: «Приходилось ли вам сражаться с ним?» Я ответил: «Да». Он спросил: «И чем же заканчивались ваши сражения?» Я ответил: «Война между нами шла с переменным успехом: он побеждал нас, и мы побеждали его». Он спросил: «Что он велит вам делать?» Я ответил: «Он говорит: “Поклоняйтесь одному лишь Аллаху, не поклоняйтесь больше никому наряду с Ним и отрекитесь от того, что говорили ваши предки”, – и ещё он велит нам молиться, говорить правду, быть добродетельными и поддерживать связи с родственниками». Тогда он велел переводчику сказать мне: «Я спросил тебя о его происхождении, и ты ответил, что он принадлежит к знатному роду, но и все посланники принадлежали к знатным родам своих народов. И я спросил тебя, не говорил ли кто-нибудь из вас подобного до него, ты же ответил, что нет, и я подумал, что если бы кто-нибудь уже заявлял об этом до него, то я решил бы, что этот человек просто повторяет сказанное до него кем-то. Ещё я спросил тебя, был ли кто-нибудь из его предков правителем. Ты ответил, что нет, и я подумал, что если бы он был потомком владык, то я решил бы, что этот человек стремится вернуть себе свои родовые владения.

Ещё я спросил тебя, не приходилось ли вам обвинять его во лжи, прежде чем он стал говорить то, что говорит, а ты ответил, что нет, и мне стало ясно, что если он не клеветал на людей, то не станет возводить ложь и на Аллаха. Ещё я спросил тебя, знатные люди последовали за ним или простые, и ты сказал, что простые, но именно они и становятся последователями посланников. Ещё я спросил тебя, увеличивается их число или уменьшается, и ты сказал, что увеличивается, но именно таким и должно быть положение веры, пока оно не достигнет совершенства. Ещё я спросил тебя, отступается ли от его религии кто-нибудь из принявших её из-за недовольства ею, и ты ответил, что нет, но так и бывает, когда истинная вера проникает в сердца. Ещё я спросил тебя, не свойственно ли ему вероломство, и ты ответил, что нет, но и посланники никогда не поступают вероломно. Ещё я спросил тебя, что он велит вам делать, и ты ответил, что он велит вам поклоняться Аллаху и не поклоняться никому больше наряду с Ним, и запрещает вам поклоняться идолам, и велит вам молиться, говорить правду и быть добродетельными, и если ты говоришь правду, это значит, что он обязательно овладеет тем, что ныне принадлежит мне. Я знал, что он должен появиться, но не предполагал, что он окажется одним из вас. Если бы я был уверен, что сумею добраться до него, то обязательно постарался бы встретиться с ним, а если бы встретился, то непременно омыл бы ему ноги!»

А потом он потребовал подать себе послание Посланника Аллаха, солляллаху алейхи ва саллям, с которым Дихья был направлен к наместнику Бусры, и тот подал его Ираклию, который прочитал там следующее:

C именем Аллаха Милостивого, Милосердного
От Мухаммада, раба Аллаха и Его Посланника, Ираклию, владыке Рума.

Мир тому, кто следует правильным путём.

А затем, поистине, я призываю тебя к Исламу! Прими Ислам, и ты спасёшься, а Аллах удвоит твою награду; если же ты откажешься, тогда на тебя будет возложено бремя греха твоих крестьян! И (я скажу тебе то, что сказал Аллах): «Скажи: “О обладатели Писания! Давайте признаем слово, одинаковое для нас и для вас, что не должны мы поклоняться никому, кроме Аллаха, и что ничего не должны мы придавать Ему в сотоварищи, и что никто из нас не будет считать другого Господом наряду с Аллахом”. А если они откажутся, то скажите: “Засвидетельствуйте, что мы − предавшиеся”».

Абу Суфьян сказал: «Когда он закончил читать это послание, сказав то, что сказал, в его собрании стало шумно и поднялся крик, а нас вывели оттуда, после чего я сказал своим товарищам: “Ибн Абу Кабша стал столь важным человеком, что его боится даже владыка бануль-асфар!” С тех пор я был уверен, что он одержит верх, а в конечном итоге Аллах привёл меня к Исламу».

(Передатчик этого хадиса сказал): «Ибн ан-Натур был наместником Илийи, а Ираклий являлся епископом христиан Шама. Ибн ан-Натур сообщает, что однажды, прибыв в Илию, Ираклий проснулся утром в столь дурном расположении духа, что некоторые из его патрикиев даже сказали ему: “Нам не нравится твой вид!”»

Ибн ан-Натур сказал: «Ираклий же был прорицателем и астрологом и сказал им в ответ на их вопросы: “Наблюдая за звёздами этой ночью, я увидел, что владыка совершающих обрезание одержал победу, и я хочу знать, кто из людей делает обрезание?” Ему ответили: “Никто, кроме иудеев, но они не должны беспокоить тебя. Направь послания в разные города твоего царства, чтобы там перебили всех иудеев!” Между тем к Ираклию привели человека, которого послал к нему правитель из числа гассанидов, чтобы передать с ним известия о Посланнике Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует. Расспросив гонца, Ираклий велел: “Пойдите и проверьте, обрезан он или нет”. Они осмотрели гонца и доложили Ираклию, что тот обрезан, и тогда Ираклий стал расспрашивать его об арабах. Гонец сказал: “Они (тоже) делают обрезание”. Ираклий сказал: “Выяснилось, что владычество будет принадлежать им!”.

А затем Ираклий написал письмо в Румию своему другу, который обладал такими же познаниями, как и он сам, после чего отправился в Химс и не покидал этого города до тех пор, пока не получил от своего друга ответное послание, в котором тот писал, что разделяет мнение Ираклия о появлении Пророка, солляллаху алейхи ва саллям, и о том, что (он действительно является) пророком. После этого Ираклий призвал знатных людей Рума явиться в его дворец в Химсе, когда же они собрались, велел запереть ворота. Затем он вышел и сказал: “О византийцы! Если вы хотите преуспеть и встать на путь истинный и желаете, чтобы ваше царство устояло, присягните этому пророку!” Они, подобно диким ослам, бросились к воротам, но обнаружили, что ворота заперты. Поняв, что им ненавистны его слова и потеряв надежду на то, что они уверуют, Ираклий велел: “Приведите их ко мне!” − а когда те вернулись, он сказал: “Поистине, я говорил это только для того, чтобы проверить силу вашей приверженности к вашей религии, а теперь я убедился в этом!” И тогда они склонились перед Ираклием до земли, ибо остались довольны им, и это было последним, что связывало Ираклия с Исламом».

وقد رواه البخاري في مواضع كثيرة في صحيحه بألفاظ يطول استقصاؤها؛ وأخرجه بقية الجماعة إِلا ابن ماجه من طرق عن الزهري عن عبيد الله بن عبد الله بن عتبة بن مسعود عن ابن عباس رضي الله عنهما. كذا في البداية . وأخرجه أيضاً ابن إِسحاق عن الزُّهري بطوله كما ذكر في البداية . وأخرجه أبو نعيم في دلائل النبوة (ص 119) من طريق الزُّهْري بنحوه مطولاً، والبيهقي بهذا الإِسناد بنحوه

Бухари передает этот хадис во многих местах своего «Сахиха», так что сложно собрать все риваяты. Остальные авторы[2], кроме Ибн Маджа, передавали этот хадис через аз-Зухри от Убейдуллаха ибн Абдуллаха ибн Утба ибн Масуда от Ибн Аббаса, да будет доволен ими обоими Аллах.

То же передается в «Аль-Бидая»[3].

Этот хадис передает Ибн Исхак от аз-Зухри полностью, как говорится в «Аль-Бидая».

И этот же длинный риваят передает Абу Нуайм[4] в «Даляиль ан-нубувва» через аз-Зухри.

Аль-Байхакы[5] передает его с этим же иснадом.

[1] «Сахих» аль-Бухари, №7.

[2] Муслим, 5/163; Абу Дауд, №5136; ат-Тирмизи, №2717.

[3] Аль-Бидая, 4/266.

[4] Даляиль ан-нубувва, с. 119.

[5] Ас-Сунан аль-Кубра, 9/178.

Часть 77. Письмо Пророка, солляллаху алейхи ва саллям, Кисре, царю Персии, часть 1

كتابه صلى الله عليه وسلم إلى كسرى ملك فارس

Письмо Пророка, солляллаху алейхи ва саллям, Кисре, царю Персии

Аль-Бухари[1] передает хадис Лейса от Юнуса от аз-Зухри от Убейдуллаха ибн Абдуллаха ибн Утбы, да будет доволен ими обоими Аллах, что Посланник Аллаха, солляллаху алейхи ва саллям, направил гонца с письмом к Кисре и велел ему передать письмо наместнику Бахрейна, чтобы тот передал его Кисре.

И когда Кисра прочитал это письмо, то разорвал и его.

И он [то есть аз-Зухри] сказал:

«Мне кажется, что Ибн аль-Мусаййиб сказал: «И Посланник Аллаха, солляллаху алейхи ва саллям, сделал дуа против них, чтобы они были все полностью разорваны»».

Абдуллах ибн Вахб передает от Юнуса от аз-Зухри:

«Мне сообщил Абдур-Рахман ибн Абдуль-Кари, да будет доволен им Аллах, что Посланник Аллаха, солляллаху алейхи ва саллям, в этот день взошел на минбар для проповеди и после восхваления Аллаха сказал:

«Я хочу отправить некоторых из вас к правителям-неарабам. Не выступайте против меня так, как иудеи выступили против Исы ибн Марьям».

И мухаджиры сказали: «О посланник Аллаха, мы не будем выступать против тебя никогда, поэтому отправь нас – и мы пойдем!»

И Шуджа ибн Вахб, да будет доволен им Аллах, отправили к Кисре.

После украшения дворца к Кисре зашли сначала персидские вельможи, а затем Шуджа ибн Вахб. Когда он вошел к Кисре, тот велел взять у него письмо Посланника Аллаха, солляллаху алейхи ва саллям. Шуджа ибн Вахб сказал: «Нет. Я передам письмо лично тебе в руки, как мне велел сделать Посланник Аллаха, солляллаху алейхи ва саллям». И тогда Кесра сказал: «Подойди».

Он взял у него письмо, а затем позвал своего писца из аль-Хира, и тот прочитал это письмо, в котором было сказано:

От Мухаммада, раба Аллаха и Его Посланника, Кисре, владыке Персии

Кисру сильно разозлило, что Посланник Аллаха, солляллаху алейхи ва саллям, начал со своего имени, и он стал кричать из-за этого и разорвал письмо, так и не узнав, что в нем.

И он велел вывести Шуджа ибн Вахба. Когда тот увидел это, сел на животное и отправился сразу в путь. И он сказал: «После того как я передал письмо Посланника Аллаха, солляллаху алейхи ва саллям, уже не имеет значения, по какой дороге я отправлюсь».
Когда гнев Кисры спал, он послал за Шуджа ибн Вахбом, но того уже не было. Его искали вплоть до аль-Хира, но он уехал далеко вперед.

И когда Шуджа прибыл к Пророку, солляллаху алейхи ва саллям, то рассказал ему, что произошло у Кисры, и о том, что тот разорвал письмо Посланника Аллаха, солляллаху алейхи ва саллям.

И тогда Посланник Аллаха, солляллаху алейхи ва саллям, сказал:

«Кисра разорвал свою власть»».

Так передается в «Аль-Бидае»[2].

[1] 1/25.

[2] 4/269.

Azan.kz

Добавить комментарий