Кыргызстандагы Mostbet KG – бул бир платформага бириктирилген букмекердик кеңсе жана онлайн казино. Спорттук мелдештер, саламдашуу бонустары, бекер коюмдар, бекер айлануулар жана тез акча алуулар үчүн ылайыктуу иш-чаралар бул кызматты башкалардан айырмалап турат. Букмекердик конторанын технологиялары Мостбет мобилдик тиркемесинин аркасында иш столунда да, смартфондордо да ойноого мүмкүндүк берет. Келиңиз жана жеңиңиз!

  Кто желает посмотреть на человека из числа обитателей Рая, пусть посмотрит на ‘Урву ибн аз-Зубайра

‘Абд-аль-Малик ибн Мерван

 

Едва постепенно клонящееся к западу солнце позолотило своими лучами Заповедный дом Аллаха и свежий ветерок начал обдувать его пречистые просторы, как совершающие обход вокруг Каабы — дожившие до этого дня сподвижники и их старейшие последователи — наполнили воздух словами «Нет божества, кроме Аллаха». Тут и там раздавался такбир и возносились благие мольбы.

Люди собирались небольшими группами вокруг величественно возвышавшейся Каабы. Они не уставали смотреть на её благородное великолепие и вели беседы, в которых не было ни пустословия, ни чего-то греховного.

Возле йеменского угла Каабы сидели четверо юношей благородного происхождения, со светлыми лицами, и от них исходило благоухание. Они были подобны голубям, прилетавшим в мечеть, — так чисты и ослепительно-белы были их одежды, так прочны были узы, связывающие их сердца.

Это были ‘Абдаллах ибн аз-Зубайр, его брат Мус‘аб ибн аз-Зубайр, их брат ‘Урва ибн аз-Зубайр и ‘Абд-аль-Малик ибн Мерван.

Благочестивые юноши вели спокойную, неторопливую беседу. И вдруг один из них сказал:

— Давайте помечтаем, и пусть каждый скажет, чего он желает получить от Аллаха.

Они дали волю своему воображению, и мысли унесли их далеко… Наконец ‘Абдаллах ибн аз-Зубайр сказал:

— Я мечтаю стать правителем Хиджаза и сделаться халифом.

Его брат Мус‘аб сказал:

— А я желал бы править двумя Ираками (Куфой и Басрой) и чтобы никто не оспаривал их у меня.

‘Абд-аль-Малик ибн Мерван сказал:

— Вы ограничились этим, а я — нет. Я хочу править всей землёй и стать халифом после Му‘авии ибн Абу Суфьяна.

А ‘Урва молчал. Видя, что он ничего не говорит, остальные юноши посмотрели на него и спросили:

— А ты чего желаешь, ‘Урва?

Он сказал:

— Да сделает Аллах благодатным для вас то мирское, о котором вы мечтаете… Я же мечтаю быть учёным, трудящимся (ради Аллаха), чтобы люди перенимали от меня Книгу их Господа, Сунну их Пророка и нормы своей религии… И ещё я желаю снискать довольство Аллаха в мире вечном и обрести Его Рай.

Прошли дни, и вот ‘Абдаллаху ибн аз-Зубайру присягают как халифу после смерти Язида ибн Му‘авии, и он правит Хиджазом, Египтом, Йеменом, Хорасаном… А позже его убили недалеко от того места, на котором он когда-то сидел, рассказывая о своём желании.

И вот Мус‘аб ибн аз-Зубайр становится правителем Ирака — на эту должность его назначает его брат ‘Абдаллах ибн аз-Зубайр. Он также гибнет из-за обретённой власти.

И вот ‘Абд-аль-Малик ибн Мерван становится халифом после смерти своего отца и после убийства ‘Абдаллаха ибн аз-Зубайра и его брата Мус‘аба его солдатами: люди единодушно избирают его своим правителем, а потом он становится величайшим правителем своей эпохи.

А что же ‘Урва?

Давайте расскажем его историю с самого начала.

 

‘Урва ибн аз-Зубайр (да будет доволен им Аллаh) родился за год до конца правления ‘Умара ибн аль-Хаттаба (да будет доволен им Аллах) в одном из самых достойных и благородных домов мусульман.

Его отец — аз-Зубайр ибн аль-‘Аввам, сподвижник Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), первый, кто вынул меч из ножен в исламе, и один из десяти обрадованных при жизни благой вестью об ожидающем их Рае.

А мать ‘Урвы — Асма бинт Абу Бакр, прозванная обладательницей двух поясов.

Его дедом со стороны матери был Абу Бакр ас-Сыддик, преемник Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) и его сподвижник, сидевший вместе с ним в пещере во время переселения.

А его бабушкой со стороны отца была Сафийя бинт ‘Абд-аль-Мутталиб, тётя Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) со стороны отца.

Тётей ‘Урвы со стороны матери была мать верующих ‘Аиша (да будет доволен ею Аллах). Когда её хоронили, ‘Урва спустился в могилу, сам уложил туда её тело и разровнял землю на её могиле.

Можно ли представить более благородное происхождение? И можно ли представить себе больший почёт, чем почёт веры и величие ислама?

 

Чтобы осуществить свою мечту, о воплощении которой он просил Аллаха у благословенной Каабы, ‘Урва занялся приобретением знания и посвятил этому всё своё время. Он воспользовался тем, что в то время ещё жили многие сподвижники Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха). Он постоянно посещал их дома, совершал молитву под их руководством, присутствовал на их собраниях. Со временем он стал передавать хадисы от ‘Али ибн Абу Талиба, ‘Абд-ар-Рахмана ибн ‘Ауфа, Зейда ибн Сабита, Абу Айюба аль-Ансари, Усамы ибн Зейда, Са‘ида ибн Зейда, Абу Хурайры, ‘Абдаллаха ибн ‘Аббаса, ан-Ну‘мана ибн Башира и других.

‘Урва перенял много знаний от своей тёти — матери верующих ‘Аиши. В конце концов он стал одним из семи главных факихов Медины, к которым обращались мусульмане по религиозным вопросам и к помощи которых прибегали праведные правители, желавшие править рабами Аллаха и вверенными им областями должным образом.

Когда ‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз приехал в Медину после того, как аль-Валид ибн ‘Абд-аль-Малик назначил его правителем города, люди пришли поприветствовать его. Совершив полуденную молитву, ‘Умар вызвал к себе десять факихов Медины, среди которых был и ‘Урва ибн аз-Зубайр.

Когда они собрались у него, ‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз радушно принял их и оказал им почёт, после чего восхвалил Всевышнего Аллаха самым достойным образом и сказал:

— Поистине, я позвал вас ради дела, за которое вы получите награду, дабы вы были моими помощниками в утверждении истины. Я не хочу принимать решения, не выслушав ваши мнения или, по меньшей мере, мнения присутствующих из вашего числа. Если увидите, что кто-то покушается на кого-то или вам станет известно о том, что кто-то из назначенных мною поступает несправедливо, то я прошу вас ради Аллаха: сообщите мне об этом.

И ‘Урва ибн аз-Зубайр обратился к Аллаху с благой мольбой за него, попросив для него у Аллаха благоразумия и следования прямым путём.

 

‘Урва ибн аз-Зубайр (да будет доволен им Аллаh)  не только приобретал знание, но и успешно применял его и претворял в жизнь. Он постился днём и простаивал ночи в молитве, и язык его постоянно поминал Всевышнего.

К тому же он почти не расставался с Книгой Аллаха и много читал её. Каждый день он прочитывал из мусхафа четверть Кyр`ана, а ночью повторял заученные наизусть аяты в дополнительных молитвах.

Известно, что он жил так с юных лет и до самой своей кончины и только один раз пропустил своё чтение — в тот день, когда его постигло испытание, о котором пойдёт речь далее.

 

‘Урва ибн аз-Зубайр находил отдохновение в молитве. Она была усладой очей его и его раем на земле, и он совершал её самым безупречным образом, тщательно исполняя все положенные действия, и совершал её долго.

Рассказывают, что однажды он увидел человека, который совершал молитву очень быстро. После молитвы он подозвал его и сказал ему:

— О сын брата моего! Разве тебе совсем ничего не нужно от твоего Всевышнего Господа? Поистине, я прошу у Всевышнего Аллаха в молитве всё, даже соль.

‘Урва ибн аз-Зубайр (да будет доволен им Аллах) был щедрым, снисходительным и великодушным человеком. Рассказывают, что ему принадлежал один из самых больших садов Медины. Там была чистая вода, приятная тень и множество пальм. В течение всего года сад был окружён забором, чтобы скотина и озорная ребятня не портила сад. А когда появлялись свежие финики и их уже можно было есть и всем как раз хотелось свежих плодов, забор по его велению частично убирали, чтобы люди могли входить в сад и есть. И люди приходили в сад, наедались плодами вдоволь и уносили с собой столько, сколько им хотелось. А сам ‘Урва каждый раз, входя в свой сад, повторял слова Всевышнего: 

Отчего же, войдя в свой сад, ты не сказал: “Так пожелал Аллах! Нет силы ни у кого, кроме как от Аллаха!”» (18:39).

В один год в период правления халифа аль-Валида ибн ‘Абд-аль-Малика, Всевышний Аллах пожелал подвергнуть ‘Урву испытанию, выдержать которое способны лишь обладатели сердец, в которых живёт вера и твёрдая убеждённость.

Халиф пригласил ‘Урву ибн аз-Зубайра посетить его в Дамаске. ‘Урва принял приглашение и, взяв с собой старшего сына, отправился в путь.

Когда ‘Урва прибыл к халифу, тот встретил его очень радушно, оказал ему почёт и прекрасный приём.

Но потом Всевышний Аллах пожелал, чтобы ветер подул не туда, куда желают корабли.

Сын ‘Урвы отправился на конюшни аль-Валида, чтобы поглядеть на его скакунов, и там одно из животных лягнуло его так сильно, что он скончался.

Но не успел скорбящий отец отряхнуть с рук землю после похорон сына, как у него самого началась гангрена на одной ноге.

Нога у него распухла. Опухоль увеличивалась и распространялась всё дальше с ужасающей быстротой. Халиф созвал для гостя лекарей со всех областей и велел им спасать больного любыми средствами. Но все они в один голос сказали, что выход только один — отнять больную ногу, и ‘Урве пришлось согласиться.

Когда пришёл лекарь со специальным ножом для рассечения плоти и пилой для распиливания кости, другой лекарь сказал ‘Урве:

— Я считаю, что мы должны напоить тебя вином, чтобы ты не чувствовал боль, ибо она будет очень сильной.

‘Урва сказал:

— Ни в коем случае. Я не стану прибегать к запретному средству ради исцеления, на которое я надеюсь.

Лекарь сказал:

— Тогда мы напоим тебя притупляющим боль средством.

‘Урва сказал:

— Я не хочу лишиться одного из своих органов, не почувствовав при этом боли. Я буду терпеть и надеяться на награду от Аллаха.

Когда лекарь собрался отнять ногу ‘Урвы, к нему подошли несколько человек.

‘Урва спросил:

— Кто это такие?

Лекарь ответил:

— Их привели, чтобы они подержали тебя, ведь, почувствовав боль, ты можешь дёрнуть ногой и причинить вред самому себе.

‘Урва сказал:

— Пусть они отойдут. Мне они не нужны. Поистине, я надеюсь, что поминание и прославление Аллаха заменит их мне.

Тогда лекарь подошёл к ‘Урве и разрезал ножом плоть до самой кости, а потом стал распиливать кость. А ‘Урва повторял:

— Нет божества, кроме Аллаха, и Аллах Велик…

Лекарь делал своё дело, а ‘Урва всё повторял эти слова. Наконец лекарь отнял ногу. Затем в железном чане вскипятили масло и опустили туда ногу ‘Урвы, чтобы остановить кровь. ‘Урва лишился чувств и долго пролежал без сознания, что помешало ему прочитать в тот день свою обычную часть Кyр`ана. Это был единственный раз с ранней юности, когда ‘Урва упустил это благо. Придя в сознание, ‘Урва первым делом попросил принести ему его отрубленную ногу. Ему подали её. Он стал поворачивать её в руках со словами:

— Клянусь Тем, Кто помогал мне с помощью неё идти к мечети в темноте, поистине, Он знает, что никогда не шёл я с её помощью к запретному…

А потом он прочитал стихи Ма‘на ибн Ауса:

Клянусь, ни разу я руки не протянул

К запретному, и ноги не несли меня к дурному,

Ни мысли, ни взор мой меня не толкали

К чему-то запретному, ни разум и сердце…

Знай же, что испытание от Аллаха, которое

Меня постигло, других до меня постигало…

Аль-Валида ибн ‘Абд-аль-Малика огорчило то, что его дорогого гостя постигло столько бед: он потерял сына и лишился ноги, и всё это случилось за считаные дни. Он стал думать, как ему утешить ‘Урву и помочь ему терпеливо перенести выпавшие на его долю испытания.

Случилось так, что как раз в это время во дворце халифа находилась группа людей из бану ‘Абс. Среди них был один слепой. Аль-Валид спросил его о причине его слепоты, и тот ответил:

— О повелитель верующих! Не было среди бану ‘Абс человека более богатого, чем я, и ни у кого не было такой большой семьи, как у меня. Я жил со своей семьёй на дне долины в тех местах, где селятся мои соплеменники. И однажды к нам пришёл такой поток, подобного которому мы раньше не видели. Этот поток лишил меня всего моего имущества, семьи и детей, оставив мне единственного верблюда да новорожденного ребёнка. Верблюд был норовистым, вырвался и убежал от меня. Я оставил ребёнка на земле, а сам побежал за верблюдом. Но стоило мне отбежать от того места, как я услышал позади себя крик ребёнка. Я повернулся и увидел, что волк уже хватает его за голову. Я бросился к нему, но было поздно. Я не смог спасти ребёнка, потому что волк уже загрыз его. Я догнал верблюда, но, когда я приблизился к нему, он лягнул меня прямо в лицо, повредив мне лоб, из-за чего я ослеп. Так за одну ночь я остался без семьи, без детей, без имущества и без зрения…

Аль-Валид сказал своему привратнику:

— Отведи этого человека к нашему гостю ‘Урве ибн аз-Зубайру. Пусть он расскажет ему свою историю, дабы ‘Урва знал, что есть люди, которых постигли более тяжкие испытания, чем его.

Когда ‘Урву ибн аз-Зубайра доставили в Медину и привезли в его дом, он заговорил первым, сказав:

— Пусть вас не пугает то, что вы видите. Всевышний Аллах даровал мне четырёх сыновей, а потом забрал у меня одного, оставив троих. И Ему хвала… И Он даровал мне четыре конечности, а потом забрал одну из них, оставив три. И Ему хвала… Клянусь Аллахом, если даже Аллах забрал у меня немного, то при этом Он оставил мне много. И даже если Он подверг меня испытанию один раз, то ведь раньше я так долго жил благополучно…

Узнав о возвращении их имама и учёного ‘Урвы ибн аз-Зубайра, жители Медины поспешили к его дому, чтобы утешить его и принести свои соболезнования. Одним из наилучших соболезнований стали слова Ибрахима ибн Мухаммада ибн Тальхи. Он сказал:

— Радуйся, о Абу ‘Абдаллах, ведь один из твоих органов и один из твоих сыновей опередили тебя, отправившись в Рай прежде тебя. А целое последует за своей частью с позволения Всевышнего Аллаха. Аллах оставил нам от тебя то, в чём мы нуждаемся и без чего не можем обойтись — твоё знание, понимание религии и правильные мнения. Да принесёт Аллах пользу через них и тебе, и нам! А Аллах — Тот, Кто дарует тебе награду и гарантирует тебе благой расчёт.

На протяжении всей своей жизни ‘Урва ибн аз-Зубайр оставался для мусульман минбаром прямого пути. Он указывал на то, в чём преуспеяние, и призывал к благому.

‘Урва (да будет доволен им Аллаh) уделял огромное внимание воспитанию детей мусульман — и, прежде всего, собственных. Он не упускал возможности дать им полезное наставление. Он побуждал своих сыновей к приобретению знания, говоря им:

— Сыновья мои, приобретайте знание и отдавайте ему должное, ибо поистине, даже если вы будете самыми незначительными из людей, возможно, Аллах сделает вас великими через знание.

А потом он говорил:

— Позор… Есть ли в этом мире что-нибудь более отвратительное, чем невежественный старик?

‘Урва побуждал сыновей считать милостыню подарком, который они дарят Всевышнему Аллаху.

Он говорил:

— Сыновья мои! Пусть никто из вас не дарит Господу своему то, что он постыдился бы подарить знатному представителю своих соплеменников, ибо поистине Всевышний Аллах — Самый величественный и Самый щедрый. И Он более достоин того, чтобы выбирать для Него лучшее.

‘Урва также просвещал своих сыновей относительно людей, помогая им понять человеческую сущность.

Так, он говорил им:

— Сыновья мои! Если увидите, что какой-то человек делает что-то хорошее, то надейтесь на благо для него, даже если люди считают его скверным человеком, потому что у него найдутся и другие подобные дела. И если увидите, что какой-то человек делает что-то скверное, то остерегайтесь его, даже если люди считают его благим человеком, потому что у него найдутся и другие подобные дела. И знайте, что благое деяние свидетельствует о том, что у человека есть и другие подобные ему, и скверное деяние свидетельствует о том, что у человека есть и другие подобные ему.

‘Урва побуждал сыновей быть мягкими, говорить благие слова и сохранять приветливое и располагающее к себе выражение лица. Он говорил:

— Сыновья мои! Мудрые недаром говорили: пусть слова твои будут благими, и пусть лицо твоё будет приветливым, и тогда люди будут любить тебя больше, чем тех, кто даёт им что-то.

Видя, что люди склоняются к роскоши и предаются удовольствиям, ‘Урва напоминал им о том, какой скромной и суровой была жизнь Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха). Например, Мухаммад ибн аль-Мункадир рассказывал: «Однажды я встретил ‘Урву ибн аз-Зубайра. Он взял меня за руку и сказал: “О Абу ‘Абдаллах…” Я сказал в ответ: “Вот я перед тобой”. Он сказал: “Как-то раз я зашёл к моей матери ‘Аише (да будет доволен ею Аллах), и она сказала: ‹Сынок…› Я ответил: ‹Вот я перед тобой›. Она сказала: ‹Клянусь Аллахом, случалось, что в доме Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) по сорок ночей не зажигали огонь — ни лампу, ни что-либо другое›. Я спросил: ‹Чем же вы питались?› Она ответила: ‹Финиками и водой›”».

‘Урва ибн аз-Зубайр (да будет доволен им Аллаh) прожил семьдесят один год, и все эти годы были наполнены благом и благочестием и увенчаны богобоязненностью. И смерть пришла к нему, застав его постящимся. Его родные убеждали его прервать пост. Но он отказался.

Отказался потому, что надеялся разговеться глотком воды из райской реки Каусар из серебряной чаши, которую будет держать в руках райская гурия.
muslim.kz

от admin

Добавить комментарий