ЗОЛОТАЯ СИЛЬСИЛЯ-20

  20. КАДЫ МУХАММАД ЗАХИ Д -куддиса сирруху-
Кады Мухаммад Захид имел худощавое телосложение. Его кожа была белой, лицо прекрасным, а борода редкой. Он был первым в богобоязненности, знаниях и верности. Поэтому его звали «Захид». Его поведение, поступки и ясные слова стали доводами тариката Хаджеган.
Его душа и глаза созерцали божественные тайны, а сам он был проницательным, обладающим тонкой душой и красноречием в словах.
От Убейдуллаха Ахрара до Имама Раббани Накшибандийя называется «Ахрарийя».
Преемником Убейдуллаха Ахрара стал Мухаммад Захид. Он был сыном дочери Якуба Черхи. Так как в Рашахате он упоминается как «Кады Мухаммад», можно полагать, что он обладал глубокими знаниями, либо был судьей. После того как он приобрел достаточные знания в религии, он начал интересоваться тасаввуфом и в 855/1451 году примкнул к Убейдуллаху Ахрару. Он на протяжении двенадцати лет остается рядом со своим шейхом, служа ему. В двух своих произведениях – Сильсилятуль-арифин и Тазкиратус-Сыддикин, написанных на персидском языке, он особенно подробно рассказывает об их взаимоотношениях с шейхом, об адабе тариката Накшибандийя и разъясняет общие положения тасаввуфа. После смерти шейха он занимает его место и выполняет эту обязанность до самой своей смерти (936/1529). Могила его находится в Таджикистане, в городе Душанбе (Хисар), местечке Вахш.
Кады Мухаммад Эфенди с молодости был склонен к риязату, муджахада и поклонению, поэтому его прозвали «Захид».
Как он примкнул к Убейдуллаху Ахрару О том, как он примкнул к шейху Убейдуллаху Ахрару, он сам рассказывает так:
«Однажды мы с шейхом по имени Ни’матулла отправились из Самарканда в Герат. Было лето, и стояла сильная жара. Когда мы добрались до селения Шадуман, мы на несколько дней в нем остановились. Когда мы все еще были там, туда приехал шейх Убейдуллах Ахрар. Мы отправились к нему, чтобы посетить его. После знакомства между нами произошел довольно приятный разговор, в котором он не только дал ответы на волнующие меня вопросы, а также сам назвал причины нашего следования в Герат. Я понял, что нахожусь перед совершенным человеком, способным читать человеческую душу. Хотя мое желание ехать в Герат не пропало, шейх посоветовал мне следовать не в Герат, а в Бухару.
На следующее утро я пришел к шейху, чтобы попросить разрешения выйти в путь.
Встретивший меня у ворот мюрид сказал мне: «Шейх занят написанием письма». Через некоторое время пришел шейх и, протягивая мне письмо, сказал: «Это мои тебе наставления и завещание».
На бумаге было написано следующее: «Знай, что сутью всякого поклонения является самозабвение и трепетное благоговение перед величием Аллаха. Понимание же этого рождается в душе лишь в результате лицезрения этого величия. Ибо достигнуть этого счастья можно лишь с наивысшей любовью и дружелюбием. Обрести же эту любовь и дружелюбие возможно, лишь следуя за Господином миров (саллаллаху алейхи ва саллям). А следование за ним подразумевает знание пути, по которому за ним следовать. Именно поэтому нужно идти за наследниками Пророка (саллаллаху алейхи ва саллям) – муршидами духовного мира. От тех же из них, кто сделал свои знания лишь средством приобретения мирских благ, и тех, кто не желает в этой жизни больше ничего, кроме положения и славы, следует держаться подальше. Также следует сторониться дервишей, которые, полностью отдав себя музыке и танцам, живут, надеясь на то, что в руках у людей. Необходимо остерегаться мыслей, противоречащих вероубеждению ахли сунна валь джамаат. А на знания и обязательное их приобретение следует смотреть как на следование Досточтимому Пророку (саллаллаху алейхи ва саллям)».
Прочитав это письмо и попрощавшись с Убейдуллахом Ахраром, Кады Мухаммад направился в Бухару. Прощаясь, Убейдуллах Ахрар дал ему ещё одно письмо, предназначавшееся шейху Гилану, сыну Са’деддина Кашгари, в котором было написано следующее: «Будьте внимательны и гостеприимны к человеку, предъявившему это письмо. Не допустите, чтобы он попал в общество посторонних людей и возьмите его к себе».
С этим письмом в руках Кады Мухаммад тронулся в путь. На пути в Бухару его постигает множество неприятностей, он даже переболел лихорадкой и болезнью глаз. Поменял шесть лошадей и, наконец, добрался до Бухары. Но некое духовное притяжение безудержно влечет и манит его обратно в Самарканд, туда, где остался Убейдуллах Ахрар. Немного передохнув и придя в себя, он берет путь обратно в Самарканд. По пути заезжает в Ташкент. Он хотел навестить там шейха Ильяса Ашки, но по пути теряет все свои вещи и книги, поэтому, не останавливаясь, спешит в Самарканд на встречу со своим муршидом. Шейх встречает его в дверях со словами:
«Добро пожаловать, мы рады тебе».
Убейдуллах Ахрар находит в Кады Мухаммаде превосходные возможности, так как он был человеком, способным понимать тонкости тасаввуфа и мудрость слов познавших Истину.
Убейдуллах Ахрар больше, чем с другими мюридами, говорил с ним о божественных тайнах.
Иногда, чтобы узнать его отношение к этим вопросам, он спрашивал: «Не находишь ли ты в том, о чем говорим мы, чего-нибудь не соответствующего тем вопросам религии, которым тебя в детстве учили твои родители или в молодости – твои учителя? Не трудно ли тебе понимать такие тонкие вещи?» Получив отрицательный ответ, шейх говорил: «Тогда я могу обсуждать это с тобой». Ведь в соответствии с общепринятыми правилами тасаввуфа (суфизма), муршид мог говорить и объяснять истины познания лишь тем из своих мюридов, которые были к этому способны. Так как непреложным требованием при этом было, чтобы каждому из них объясняли доходчивым и понятным ему языком.

***
Говорится, что в годы, когда Кады Мухаммад Захид находился на служении у своего шейха, он отправился в Самарканд, чтобы посетить могилу шейха Ходжи Закариййи. Но на самом входе в усыпальницу он вдруг почувствовал ужасную боль в животе, отчего сразу же покинул это место. Он понял, что это произошло из-за того, что он сделал это без разрешения шейха. Вернувшись обессиленным и безвольным и не успев рассказать о случившемся своему шейху, он услышал его слова: «Разве не знаешь, что живая кошка во многом превосходит мертвого льва», которые поясняют, что мюрид должен совершать рабиту не с умершими шейхами, а с живыми муршидами.

***
Последние минуты жизни Убейдуллаха Ахрара. Рядом с ним находятся все его дети и преемники. Здесь же присутствует Кады Мухаммад Захид – его будущий преемник. Убейдуллах Ахрар говорит:
«Каждый из наших мюридов должен выбрать между бедностью и богатством. Кады Мухаммад, что ты выбираешь?»
Тот ответил:
«Я выбираю то, что считаете правильным вы».
На это Убейдуллах Ахрар, повернувшись к одному из своих казначеев, сказал:
«Отсчитайте Мавляне Кады Мухаммаду четыре тысячи золотых монет. Ибо он выбрал бедность. Пусть эти деньги он использует на нужды мюридов, пусть их житейские проблемы не занимают его сознания».
И быть может оттого, что Кады Мухаммад избрал для себя бедность и неизвестность, о нем известно и написано очень мало.

***
Источники: Кады Мухаммад, Сильсилятуль-арифин ва тазкиратус-сыддикийн, Сулейманийа Х. Махмуд Эф. 2830; Рашахат ‘Айн аль-Хайат, с. 395-398; аль-Хадаикуль-вардиййа, с. 174-177; ад-Дурарун-Надид с. 40; Хадикатуль-Аулия, II, с. 86-87; Иргамуль-Марид, с. 67-68; Иргамуль-Марид Пер. с. 81-83.

Comments are closed.