ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ПРОРОКА МУХАММАДА (21)

  ОБЩЕСТВО» ХИЛЬФУ’ЛЬ-ФУДУЛЬ»

Войну, происходившую в запретные месяцы, арабы между собой называли «Война Фиджар». Такие войны имели место четыре раза. На четвертой из них, произошедшей между племенем Хаваз и племенами Курайш и Кинана, был и наш Господин Пророк (саллаллаху алейхи ва саллям). Он всегда был рядом с теми, кто был угнетен, и на стороне тех, кто был прав…

Он принял участие в это войне, когда Ему было около 20 лет, не пролив, однако, ничьей крови. Он лишь собирал стрелы, которые летели со стороны неприятеля, и передавал их дяде.[1] После Его возвращения с этой войны, во время запретного месяца Зилькада в Мекку приехал некий человек из Йемена из племени Зубайд. Он привез с собой товары для продажи. Один из влиятельных Курайшитов,  Ас ибн Ваиль, купил у него эти товары, однако денег за них не заплатил…

Бедняга, обратившись к главам таких влиятельных семейств, как рода Абдудда’ра, Махзума, Джумаха, Сахма и Адия ибн Ка’ба, попросил у них помощи. Однако они, вместо того, чтобы помочь бедняге, заступились за Аса ибн Ваиля, отругав его. Бессильный что-либо сделать человек, поднявшись на гору Абу Кубайс в то время,  когда знатные люди племени Курайш сидели возле Каабы, стал громко читать стихи, прославляя эти места, объявив всем о той несправедливости, которая была допущена по отношению к нему. Первый, кто вызвался помочь ему, был дядя нашего Пророка (саллаллаху алейхи ва саллям) Зубайр. Вместе с передовыми представителями племени Курайш они собрались в доме Абдуллаха ибн Джудана.

 Абдуллах угостил всех присутствующих, а затем они заключили договор и дали обещание друг другу защищать права обиженных и угнетенных… При этом они поклялись, что будут верны своим обещаниям до тех пор, пока горы Хира и Сабир будут стоять на своих местах, и до тех пор, пока воды в морях останется столько, сколько ее хватит, чтобы намочить волосок…

Общество «Хильфу’ль-Фудуль» начало свою активную деятельность с того, что получило то, что причиталось с Аса ибн Ваиля в пользу человека из племени Зубайд. Позднее они спешили на помощь огромному количеству людей, по отношению к которым была допущена несправедливость, потратив немало сил для восстановления справедливости.[2] Единственным обществом, членом которого был Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) в период джахилии и действия которого Он одобрял, было общество «Хильфу’ль-Фудуль». Ибо общество это было обществом справедливости. И создано оно было для того, чтоб стать препятствием на пути бесправия и угнетения людей. Наш Господин Пророк (саллаллаху алейхи ва саллям) после того, как Он стал Пророком, изволил сказать об этом обществе следующие слова:

«Я присутствовал на собрании «Хильфу’ль-Фудуль», состоявшемся в доме Абдуллаха ибн Джудана… Я настолько был доволен этим собранием, что если бы Мне дали рыжих верблюдов, то Я не обрадовался бы больше. Если бы Меня пригласили в это общество даже сейчас, то Я вновь благосклонно отнесся бы к этому предложению…» (Ибн Касир «Аль-Бидайя», II, 295).

 

Занятие нашего Господина Посланника Аллаха торговлей.

Мекканцы существовали благодаря занятиям торговлей. На ярмарках, организованных в Мекке в период хаджа, они реализовывали товары, привезенные их торговыми караванами из близлежащих стран. Товары же, производимые в Мекке, они везли в соседние страны. В отроческие годы Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) вместе с братьями своего отца совершил торговые поездки в Сирию и в Йемен. В последующие годы Он совершил 2 торговые поездки в Йемен, на рынок Джураш, в качестве доверенного лица Госпожи Хадиджи, за что получил молодых верблюдов, по одному за каждую поездку.[3]

Свет Бытия (саллаллаху алейхи ва саллям) водил торговый караван Хадиджи в Тихаму, на рынок Хубаша. В этой поездке приняла участие и Хадиджа (радыйаллаху анха) вместе со своей служанкой Майсарой. Привезя из Тихама знаменитую ткань и продав ее Хакиму ибн Хизаму, она выручила за нее большую сумму денег.

Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) сказал о ней так:

«Я не видывал более благословенного компаньона, чем Хадиджа». Он весьма хвалил ее, изволив сказать, что за выполненную работу она платила с лихвой. (Халяби, 1, 221, Айни, X, 104).

Однажды дядя нашего Господина Пророка Абу Талиб сказал Ему:

«О сын брата моего! Я человек бедный. Голод и засуха отняли у нас все. В Шам собирается ехать один торговый караван. А Хадиджа бинти Хувайлид как будто ищет того, кто смог бы повезти ее товары с этим караваном. Она очень нуждается в таком, как Ты, надежном, верном и порядочном человеке. Было бы неплохо нам поговорить с ней о том, чтобы Ты стал ее доверенным лицом. Думаю, что она предпочтет Тебя другим. Вообще-то, я бы не хотел, чтобы Ты ехал в сторону Шама. Я опасаюсь того, как бы иудеи не нанесли Тебе вреда. Однако положение у нас безвыходное!».

 Когда об этом разговоре стало известно Госпоже Хадидже, она сказала:

«Я не знала, что Мухаммад хочет этого!»

Она тотчас предложила Господину Миров (саллаллаху алейхи ва саллям) отвезти ее товары в Шам и предложила Ему гораздо большую плату, чем она предлагала остальным. Ибо Хадиджа прекрасно знала о том, что наш Господин (саллаллаху алейхи ва саллям) был человеком в высшей степени надежным, честным, правдивым и высоконравственным.[4] Свет Истины (саллаллаху алейхи ва саллям) вышел в путь вместе с помощницей Хадиджи Майсарой. Госпожа Хадиджа, напутствуя их, сказала ей:

«Слушайся Мухаммада! Не прекословь Ему!»

Когда в пути двое из верблюдов, утомившись от тяжелого груза, отстали от каравана, Майсара забеспокоилась о них. Прибежав к нашему Пророку – Гордости Вселенной (саллаллаху алейхи ва саллям), она сообщила Ему об этом. Наш Пророк стал растирать ноги этих верблюдов, и они, мыча, побежали и заняли место во главе каравана. После того, как караванщики увидели это, они стали проявлять еще больше усердия в службе нашему Пророку (саллаллаху алейхи ва саллям), а также в защите Его.[5] Наш Господин Султану’ль-Анбийя (саллаллаху алейхи ва саллям) в течение всей своей жизни относился в высшей степени порядочно ко всем людям, с которыми был в коммерческих отношениях, так же, как и ко всем остальным людям. Дав кому-нибудь слово, Он выполнял его во что бы то ни стало.

Ибн Аббас (радыйаллаху анху), знавший, как никто другой, все мельчайшие подробности жизни нашего Пророка, сказал так:

«Если Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) давал какое-то обещание, то непременно выполнял его». (Бухари, «Шахадат», 28).

 А Саиб ибн Абис-Саиб (радыйаллаху анху) рассказывает следующее:

«Я пришел к Посланнику Аллаха. Сахабы стали хвалить меня и говорить в мой адрес лестные слова. Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) сказал:

«Я знаю его еще лучше, чем вы!»

А я же на это сказал так:

«Ты сказал истинную правду, да станут жертвами твоими мои родители! Ты был моим компаньоном, да к тому же прекрасным партнером! Ты не противостоял мне и не противоречил!» (Абу Дауд «Адаб», 17/4836; Ибн Маджа «Тиджара», 63).

Абдуллах ибн Аби’ль Хамса (радыйаллаху анху) так рассказывает об одном из событий, позволивших дать Ему такие имена, как Аль-Амин и Ас-Садык (Надежный, Верный):

«Перед тем, как Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) стал Пророком, я совершил вместе с Ним покупку и задолжал Ему. Я расстался с Ним, пообещав, что если он немного подождет, то я тут же принесу Ему деньги. Однако я забыл о данном Ему слове… Когда дня через три, вспомнив об этом, я пришел в то место, где мы условились встретиться, я обнаружил Его там. Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям), находившийся на недостижимой вершине надежности и верности данному слову, в придачу к Его достойной всяческих похвал добропорядочности, не отругав меня за мой поступок, сказал лишь так: «О юноша! Ты причинил Мне неудобство. Я жду тебя тут вот уже три дня!» (Абу Дауд «Адаб», 82/4996).

Его качества, нрав, поступки, являющиеся такими прекрасными еще до Его пророчества, полны мудрости и назидательности. Да, собственно говоря, они могли проявиться лишь у такой Личности, как Пророк! Если бы Всевышний Аллах пожелал, то мог бы обеспечить Своему Любимому Пророку (саллаллаху алейхи ва саллям) благополучную жизнь, чтобы Он, начиная с самого детства, не трудился бы, добывая хлеб свой насущный. Однако Мудрый Аллах пожелал, чтобы Посланник Его жил, зарабатывая свой хлеб Сам, и чтобы Он был примером для своей общины. Да и Сам наш Господин Пророк (саллаллаху алейхи ва саллям) сказал:

«Ни для кого нет хлеба насущного благословеннее того, который заработан своими собственными руками!» ( Бухари «Буйу», 15; «Анбийя», 37).

Кроме того, пока жизнь Личности, которая станет Наставником, будет зависеть от пожертвований и подарков окружающего его общества, до тех пор дело, которому он служит, не будет иметь в глазах людей никакого значения, никакой ценности и серьезности…

Всевышний Аллах повелел всем Своим пророкам сказать следующие слова:

 

وَمَا أَسْأَلُكُمْ

عَلَيْهِ مِنْ أَجْرٍ إِنْ أَجْرِيَ إِلَّا عَلَى رَبِّ الْعَالَمِينَ

 

«Я не прошу у вас вознаграждения за это (сообщение и обучение  вас религии), ибо меня вознаградит только Господь Миров». (Сура «Аш-Шуара», 109,127,145,164,180, см. также Суры «Юнус», 72 и «Худ», 29)

Как прекрасно и утонченно выразил эту мысль поэт:

«Милостей ничьих ты не желай, драгоценная свобода – вот их плата!»

Поскольку Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) Сам обеспечивал Себя средствами к существованию, Он был самым свободным и независимым человеком.

 

[1] Ибн Хишам, 1, 198; Ибн Сад, I, 126-128.

[2] Ибн Касир, «Аль-Бидайя», II, 295-296; Ибн Сад, I, 128-129.

[3] Хаким, III, 200/48-34.

[4] Ибн Хишам 1, 203; Ибн Сад, 1, 129; Ибн Касир «Аль-Бидайя», II, 297.

[5] Дийярбакри, 1, 262

Добавить комментарий