ЗОЛОТАЯ СИЛЬСИЛЯ-12

  12. МАХМУД ФАГНЕВИ -куддиса сирруху-
Фагневи был среднего роста, его лицо было улыбчивым, с красивым прямым носом и несколько большим ртом. Белокожий, с черной бородой. На его голове всегда была белая чалма.
Складом своего характера он был похож на пророка Мусу (алейхиссалям), являясь благочестивым и праведным человеком. Благодаря своему духовному складу и состоянию, а также по наставлению и дозволению своего муршида, скрытое поминание, являющееся основой пути их тариката, он сделал громким. Так как громкое поминание он унаследовал от своего шейха Ривегери.
Двенадцатым в золотой цепи преемников вновь стал выходец из Бухары. Как говорит автор Рашахата, Махмуд Фагневи родился в селении Фагни рядом с Эйкени, где он прожил всю свою жизнь, и находится примерно в 16 километрах от Бухары. Могила его также находится в Эйкени. Мы располагаем лишь немногими сведениями о нем и его жизни. В некоторых источниках он упоминается под именем «Энджер», «Энджир» или «Инджир». Если «Энджер» означает «корабельный якорь», то таковым он являлся для тариката и всех его последователей, ибо именно он прочно посадил его на якорь шариата. А Инджир или Энджир – это всем известный инжир. И, так как в летописях о селении Фагни нередко говорится и об Энджире или Инджире, то можно полагать, что речь идет об одном из кварталов этого селения.
До того как Ариф Ривегери сменил своего муршида и занялся духовным наставничеством, он был плотником, занимался строительным ремеслом, строил дома. Однако после его знакомства с Ривегери он оставил строительство и занялся восстановлением и строительством душ. А «громкий зикр», метод которого его муршид принял незадолго до своей смерти, он распространил и в Бухаре, и в Эйкени. О том, что он занимался духовным наставничеством в одной из мечетей селения Вабеки, что в ста километрах от Бухары, говорится в аль-Хадаикуль-вардиййя. Умер он в 717/1317 году. Могила его находится в селении Инджирбаг, что в пятнадцати километрах от Бухары рядом с селом Сафиркан.

***
Наряду с тем, что Махмуд Фагневи был последователем зикра и духовного знания, он любил посещать собрания ученых. Говорится, что однажды он посетил урок таких известных ученых, как Шамседдин Хальвани и Шейх Хафизуддин. Шейх Хафизуддин является прадедом Мухаммада Парса, который потом стал одним из звеньев цепи тариката Накшибандийя. Есть предание, что Шамседдин Хальвани сказал шейху Хафизуддину: «Спроси-ка Махмуда Фагневи, отчего они произносят все свои зикры вслух, тогда как весь их тарикат основан на скрытом зикре». На это Фагневи дал следующий ответ:
«Мы совершаем зикр вслух, для того чтобы пробуждать мюридов, наставлять на путь Господа беспечных, и для того чтобы, покаявшись, люди смогли вновь вернуться к Аллаху».
Услышав такой ответ, шейх Хафизуддин сказал:
«Благи ваши намерения и прекрасны ваши старания».
Так как по сути дела ничего не менялось, а истина оставалась неизменной. И в этом было скрыто много мудрости, ведь сами они, будучи воспитанными в атмосфере скрытого зикра, теперь получили дозволение распространять зикр открыто.
На другой день шейх Хафизуддин спросил у Фагневи:
«Кому дозволен зикр вслух, а кому – нет?» На что Фагневи отвечал:
«Он дозволен только для тех, чьи языки чисты от сплетен и лжи, желудки чисты от сомнительного и запретного, сердца чисты от показухи и похвал, а устремления направлены к тайному, а не к земному».

***
Преемник Фагневи, Рамитани рассказывает:
«Однажды один дервиш повстречал Хыдра (мир ему) и спросил: «Есть ли в настоящее время кто-нибудь, кто живет в соответствии с тем, что установлено шариатом, и на кого можно было бы во всем положиться?» На что Хыдр отвечал: «Таким, кто несет названные тобою качества, является Махмуд Фагневи».
Один из мюридов Али Рамитани говорит, что тем дервишем, повстречавшим Хыдра и говорившим с ним, был сам Али Рамитани и, что он не назвал при этом своего имени лишь потому, чтобы люди не говорили: «Он заявляет, что виделся с Хыдром».
В сборнике хадисов Хакима Тирмизи приводится хадис, в котором говорится, что некоторые из праведников, которые будут жить после досточтимого Пророка (саллаллаху алейхи ва саллям), складом своего характера будут похожи на Ибрахима, Мусу, Ису, а некоторые – на Мухаммада (алейхимуссалям). И, как говорится об этом в тасаввуфической литературе, Махмуд Фагневи своим внутренним миром, характером, обликом был во всем похож на Мусу (алейхиссалям).
Говорится также, что однажды, когда шейх Дехкан Киллети, который был учеником одного из преемников Гудждувани – Аулия Кабира Бухари, заболел, его пришел навестить Махмуд Фагневи. Повидав его и пожелав ему скорейшего выздоровления, он вышел.
Когда он ушел, шейх Дехкан сделал ду’а: «О Аллах, приблизилась смерть моя. Пошли же сейчас, когда смерть моя близка, хоть кого-нибудь из праведников Твоих, пусть облегчат они в такой трудный час мой уход».
И не успел он закончить свою ду’а, как Махмуд Фагневи вновь вошел и сказал: «Я пришел, чтобы служить тебе до конца дней твоих» и не покинул его вплоть до самой его смерти.

***
Караматы Махмуда Фагневи были явными. Так говорится, что однажды, когда Али Рамитани, один из его преемников, произносил вместе с другими братьями зикр, над ними пролетела птица, которая человеческим голосом прокричала:
«О Али, будь стоек и благоразумен, оставайся верным своему слову и крепко держись за тот подол, за который ты ухватился, не нарушай своего обещания!»
Вслед за этими словами, которые излились изо рта пролетающей мимо птицы и повергли в смятение сидящих в кружке зикра мюридов, Али Рамитани сказал: «Это голос нашего шейха,
Махмуда Фагневи. Это он говорит с нами, призывая нас оставаться верными данному ему слову».

Источники: Нафахатуль-унс, (пер. Ламии Челеби), стр. 413; Рашахат ‘Айнуль-Хайат, Стамбул, 1291, стр. 51-52; аль-Хадаикуль-вардиййа стр. 119-120; Адаб Рисалеси, Стамбул 1326, стр.48; ад-Дурарун-Надид, стр. 29; Хадикатуль-Аулия, II, стр. 30-31; Иргамуль-Марид, 54;
Иргамуль-Марид Пер. стр.67.

Добавить комментарий