СПОДВИЖНИК АР-РАБИА ИБН ЗИЙАД АЛЬ-ХАРИСИ

  С тех пор, как я стал халифом, никто не был так правдив со мной, как ар-Рабиа ибн Зийад.
Умар ибн аль-Хаттаб

Город Посланника Аллаха (салляллаху аляйхи ва саллям) Медина постепенно успокаивал свою глубокую скорбь в связи с кончиной правдивейшего Абу Бакра (да будет доволен им Аллаh)…

Ежедневно в Йасриб прибывали делегации из провинций, чтобы присягнуть на верность халифу Умару ибн аль-Хаттабу и торжественно пообещать повиноваться ему во все времена.

Как-то утром к вождю правоверных прибыла очередная группа делегаций, среди которых были и посланцы Бахрейна.

Аль-Фарук всегда стремился очень внимательно выслушивать обращённые к нему речи посланцев. Он ожидал услышать от них доброе наставление или мысль, либо совет, полезные для Аллаха, Его Книги и всех мусульман в целом.

Когда высказывались некоторые из присутствующих, халиф не услышал в их речах ничего толкового.

Усмотрев одного из людей, который показался ему разумным, халиф кивнул ему и сказал:

— Давай, изложи, что есть у тебя.

Воздав хвалу и благодарность Аллаху, человек сказал:

— О вождь правоверных, облачение тебя властью над этой нацией явится для тебя испытанием от Всемогущего и Всевышнего Аллаха. Бойся же Аллаха в том деле, которое возложено на тебя. Знай же, что даже если всего оди нбарашек пропадёт на берегу Евфрата, то и за это с тебя спросят в день Воскресения.

Разрыдавшись, Умар воскликнул:

— С тех пор, как я стал халифом, никто не был так откровенен со мной, как ты. Так кто же ты?!

— Ар-Рабида ибн Зийад аль-Хариси, — ответил человек.

— Ты брат аль-Мухаджира ибн Зийада? — спросил Умар.

— Да, — ответил тот.

Когда собрание завершилось, Умар ибн аль-Хаттаб призвал к себе Абу Мусу аль-Ашари и сказал ему:

— Разберись с ар-Рабиа ибн Зийадом. Если он искренен, то он принесёт нам много добра и будет хорошим помощником в нашем деле. Назначь его в таком случае командиром и напиши мне о нём.

* * *

Вскоре после этого в соответствии с приказом халифа Абу Муса аль-Ашари собрал армию для покорения Маназира на территории аль-Ахваза. В состав армии он включил ар-Рабиа ибн Зийада и его брата аль-Мухаджира.
Полностью окружив Маназир, Абу Муса аль-Ашари вступил в исключительные по своему ожесточению сражения, подобных которым мало в истории войн.

Неожиданно для всех язычники оказали сильнейшее сопротивление и беспримерное упорство в боях. Мусульмане несли невиданно тяжёлые потери, которые превзошли все предварительные оценки.

К тому же мусульмане сражались постящимися, поскольку был месяц Рамадан.

Когда брат ар-Рабиа ибн Зийада аль-Мухаджир заметил, что мусульмане потеряли убитыми многих воинов, то твёрдо решил пожертвовать собой, стремясь обрести тем самым благосклонность Аллаха. Он натёрся составом, предназначенным для бальзамирования мёртвых, завернулся в саван и дал последние наставления своему брату…

Ар-Рабиа пришёл к Абу Мусе и сказал ему: “Аль-Мухаджир твёрдо решил пожертвовать собой, будучи постящимся. В результате тяжёлых боев и под воздействием строгого поста люди очень ослабли, однако они не собираются прекращать пост. Ты должен что-то предпринять, что сочтёшь нужным”.

Обратившись к воинам, Абу Муса аль-Ашари провозгласил:

“О мусульмане! Я призываю каждого постящегося разговеться или прекратить сражаться”. После этого он отпил из сосуда, который был при нём, чтобы люди последовали его примеру.

Услышав слова Абу Мусы, аль-Мухаджир отпил воды и сказал:

— Клянусь Аллахом, я попил воды не потому, что испытываю жажду, а потому, что последовал призыву своего командующего…

Затем он выхватил из ножен меч и отважно бросился на врага, бесстрашно разя насмерть воинов противника.

Когда он оказался в самой гуще неприятеля, вражеские мечи со всех сторон обрушились на него, и аль-Мухаджир пал смертью героя на поле боя.

Отрубив голову аль-Мухаджира, враги водрузили её на бастион, выходящий непосредственно на поле боя.

Увидев это, ар-Рабиа произнёс: “Вечное тебе блаженство и упокоение… Клянусь Аллахом, я отомщу за тебя и за гибель других мусульман, если на это будет воля Аллаха”.

Когда Абу Муса увидел глубокую скорбь ар-Рабиа по своему брату и гнев, бушующий в его груди к врагам Аллаха, то назначил его вместо себя командующим армией, а сам отправился покорять ас-Сус.
Подобно ужасающей силы урагану ар-Рабиа и его воины обрушились на язычников. Как скалы, подхваченные бурным потоком, мусульмане крушили вражеские крепостные укрепления. Они рассеяли и разметали войска противника. С помощью Аллаха ар-Рабиа ибн Зийаду силой удалось покорить Маназир. Многие из противников были убиты, а женщины и дети пленены. Мусульмане захватили богатую добычу, так как на то была воля Аллаха.

* * *

После маназирского сражения ярко засияла звезда полководческого дарования ар-Рабиа ибн Зийада, а его имя было у всех на устах.

Он стал одним из выдающихся военачальников, уделом которого были великие дела…

Когда мусульмане решили покорить Сиджистан, то назначили ар-Рабиа командовать армией, надеясь, что именно он вернётся с победой.

* * *

Во главе своей армии ар-Рабиа ибн Зийад выступил в поход во имя Аллаха. На пути к Сиджистану армия мусульман преодолела семьдесят пять миль безводной пустыни, что было не по силам даже диким хищникам песков.

Первой целью мусульман стал город Рустак Залик на границах Сиджистана. Этот город был застроен роскошными дворцами и окружён мощными крепостными укреплениями. В нём было много сокровищ, а окружающие земли отличались большим плодородием.

* * *

Ещё до своего подхода к городу талантливый и проницательный полководец выслал вперёд своих разведчиков. От них он узнал, что местное население скоро будет отмечать свой праздник. Ар-Рабиа решил внезапно напасть на врага и захватить его врасплох как раз в праздничную ночь. Его замысел удался, и армия мусульман одержала быструю победу, захватив в плен двадцать тысяч человек, в том числе и наместника этой провинции.

Среди пленных был один из чиновников наместника, у которого нашли триста тысяч, предназначенные для его господина.

Ар-Рабиа спросил его:

— Откуда у тебя эти деньги?

— Эти деньги собраны в одной из деревень, принадлежащих моему повелителю, — ответил тот.

— Каждый год одна деревня выплачивает ему столько денег? —спросил ар-Рабиа.

— Да, — ответил пленник.

— Откуда же у них столько? — спросил ар-Рабиа.

— Люди добывают их мотыгами, серпами и собственным потом, —ответил чиновник.
Когда сражение закончилось, к ар-Рабиа пришёл наместник и предложил ему выкуп за себя и своих родных.

Ар-Рабиа сказал ему:

— Я приму твой выкуп, если он будет достаточно щедрым для мусульман.

— А сколько ты хочешь? — спросил наместник.

— Я воткну это копьё в землю, а ты будешь сыпать золото и серебро, пока копья не будет видно, — ответил ар-Рабиа.

— Я согласен, — сказал наместник.

Затем он начал сыпать на копьё золото и серебро из своих сокровищ, пока не засыпал его целиком…

* * *

Со своей победоносной армией ар-Рабиа ибн Зийад углубился на территорию Сиджистана. Одна за другой вражеские крепости падали к копытам его конницы, подобно тому, как опадает листва с деревьев, когда начинает дуть осенний ветер.

Жители покоряемых городов и деревень смиренно встречали армию ар-Рабиа, прося для себя безопасности ещё до того, как воины обнажали свои мечи. Это триумфальное шествие продолжалось, пока ар-Рабиа не подошёл к столице Сиджистана городу Зарандж.

Здесь мусульмане встретились с хорошо подготовленным к войне противником, который расположил свои войска в боевом порядке, подтянул из тыла резервы и был преисполнен решимости отбить наступление армии ар-Рабиа на этот крупный город, а затем любой ценой не допустит её дальнейшего продвижения в Сиджистане.

Завязалась ожесточённая и кровавая битва, в которой ради победы ни одна из сторон не останавливалась ни перед какими потерями.

Как только появились первые признаки победы мусульман, вождь противника по имени Барвиз поспешил заключить перемирие с ар-Рабиа, хотя и имел в своём распоряжении ещё достаточно сил. Тем самым он хотел добиться для себя и своего народа наиболее выгодных условий мира…

Барвиз направил к ар-Рабиа ибн Зийаду своего посланца с просьбой назначить дату для личной встречи, чтобы начать мирные переговоры, на что ар-Рабиа дал своё согласие.

* * *

Ар-Рабиа приказал своим людям подготовить место для встречи Барвиза, а также потребовал от них сложить рядом груды из тел убитых персов…

Кроме того, ар-Рабиа дал указание в беспорядке разбросать трупы персов по обеим сторонам дороги, по которой проследует Барвиз.

Сам ар-Рабиа был человеком высокого роста с большой головой, очень смуглым и крупного телосложения. Его внешность внушала почтение каждому, кто хоть раз видел его.

Когда Барвиз вошёл к нему, то ощутил страх перед ар-Рабиа, а его сердце преисполнил ужас от вида убитых. Он даже не смог приблизиться к ар-Рабиа, боясь поздороваться с ним.

Заплетающимся языком Барвиз обратился к ар-Рабиа и предложил ему перемирие, обязавшись предоставить ему за это тысячу молодых людей, каждый из которых будет нести на голове чашу, наполненную золотом. Ар-Рабиа согласился и заключил мир с Барвизом на этих условиях.

На следующий день ар-Рабиа ибн Зийад вступил в город в окружении переданных ему молодых пленников под восторженные крики мусульман, возвеличивающих Аллаха.

Это был один из знаменательных дней в истории мусульман.

Ар-Рабиа ибн Зийад был грозно сияющим мечом в руках мусульман, которые обрушивали его на головы врагов Аллаха. Он завоёвывал для мусульман города и присоединял новые провинции до наступления эпохи Омейядов. Когда халифом стал Муавийа ибн Абу Суфьян, он назначил ар-Рабиа правителем Хорасана. Однако его душа не лежала к этой должности.

Его подавленность и недовольство этим постом возросли ещё больше, когда он получил послание от одного из крупных омейядских вельмож, в котором говорилось:

“Вождь правоверных Муавийа ибн Абу Суфьян повелевает тебе оставлять всё золото и серебро из военных трофеев в мусульманской казне, а остальные трофеи делить между муджахидами…”

В ответном послании ар-Рабиа написал:

“Я обнаружил, что Книга Всевышнего и Всемогущего Аллаха повелевает поступать не так, как ты повелел мне, ссылаясь на указание вождя правоверных”.

Затем он обратился к людям: “Возьмите же ваши трофеи, чтобы никто не мог посягнуть на них…”

После этого он направил пятую часть добычи ко двору халифа в Дамаск.

На следующую пятницу после получения этого послания ар-Рабиа ибн Зийад в белых одеждах вышел на намаз. Он обратился к собравшимся мусульманам с пятничной проповедью, а затем сказал:

— О люди, мне наскучила эта жизнь. Я обращаюсь с призывом, и прошу вас говорить “Аминь”.

Затем он сказал: “О Господь мой, если Ты хочешь добра мне, то возьми меня к Себе как можно скорее…”

Все люди сказали “Аминь”.

Ещё не успело закатиться солнце в этот день, как ар-Рабиа ибн Зийад (да будет доволен им Аллаh)  ушёл к своему Владыке.

Добавить комментарий